История Эротического танца

История эротического танца уходит своими корнями в глубокую древность, когда человек только приобрел привычный для нас вид, а в руке держал, в основном, камень.

Широкое распространение тогда имели женские обрядовые танцы, особенно в эпоху верхнего палеолита. Чаще всего они были связаны с культом плодородия.

Исполнительницы изображали с помощью пластики движения и рисунка танца некоторое полезное для племени растение или животное.

Вера в магию женского танца была очень велика, поэтому существовали, наравне с мужскими танцами, военные и охотничьи женские ритуальные танцы, составлявшие часть общего ритуального действа. Эти танцы стремились обеспечить богатый урожай, победу в войне, удачу на охоте, уберечь от засухи.

В них часто встречаются элементы колдовства. В женском танце соединились магия движения с магией женского тела. Обнаженное женское тело, как атрибут ритуальных танцев, встречается повсеместно, даже в условиях суровой климатической зоны.

venera.jpg

Изображения Венер разные авторы считают символами богини-матери, доисторической порногра

фией, амулетами и даже автопортретами. Смысл магических р

итуалов состоял не только в пожелании удачной охоты, но и в пожелании плодородия женщин племени. Например, доисторические Венеры могли рассматриваться не только как матери племени, но и матери животных.

В древнем Египте мифы, связанные с культом Осириса, нашли отражение в многочисленных мистериях, во время которых в драматической форме воспроизводились основные эпизоды мифа. Жрицы исполняли танец, изображавший поиск бога, оплакивание и погребение. Драма заканчивалась водружением столба «джед», символизирующего воскресение бога, а вместе с ним и всей природы. Символ джеда явно фаллический и говорит о том, что женщина в жизни всегда хочет, чтобы мужчина был рядом – если исчезает один, она пытается его вернуть или же находит другого. Этот танцевальный ритуал входил в большинство священных культов Египта. При храме Амона существовала специальная школа, которая готовила жриц-танцовщиц, вся жизнь которых проходила в танце. Это были первые профессиональные исполнители.

Древний культ Осириса сохранялся до I века до н. э. Его последовательниц называли алмеями (араб. «al-meh» - образованная женщина). Алмея начинала свой танец в легком плаще, который почти сразу же сбрасывала. Потом она освобождалась от тонкого шелкового платья и оставалась в полупрозрачной короткой сорочке и шароварах.

Обнаженный живот считался символом жизни, поэтому алмеи танцевали даже на семейных праздниках. Выступление полуголой танцовщицы на свадьбе сулило молодой жене счастливое материнство. Из Египта эротический танец с раздеванием распространился на весь Восток.

Так, чтобы стать алмеей, еврейская девушка должна родиться в  знатной семье. Танцовщицы получали прекрасное образование и пользовались большим уважением.

В Евангелии рассказывается о том, как пляска с раздеванием очаровала сынов Израиля. В 39 году нашей эры на дне рождения иудейского царя Ирода гостей развлекала его правнучка, танцовщица Саломея. После «танца семи покрывал», которые красавица сбрасывала с себя одно за другим, восхищенный царь заявил, что даст ей все, что она пожелает. По наущению матери Саломея потребовала голову Иоанна Крестителя. Эта просьба была исполнена. Так Саломея - может быть, впервые в истории - использовала стриптиз как орудие мести. Танец с раздеванием начал превращаться из священного ритуала в источник личной выгоды для исполнительницы.

Уже в XVIII веке французский историк Савари писал об алмеях: «Непристойность их поз иногда переходила всякие границы, их взгляды, их жесты были так выразительны, что не понять их было нельзя. Едва начинается танец, они сбрасывают вместе со своим плащом и стыдливость своего пола».

Еще более откровенными были танцы египетских цыганок - гавази. Танцуя на рынках и площадях перед простым народом, они скидывали с себя все, что только можно. Даже рукава на их платьях отстегивались.

Согласно греческому сатирику Лукиану, в святилище Афродиты проходили оргии в честь бога Адониса, так называемые адонии, причем первый день был посвящен плачу, а второй — радости по поводу воскресения бога весны. В мифе и культе Адониса прослеживается символика вечного круговорота и единения жизни и смерти в природе.

Древние греки не видели в наготе ничего предосудительного. Гетеры, жрицы богини Афродиты, перед танцем располагали складки на хитонах так, чтобы в нужный момент одежда соскользнула бы с тела. Умение ловко раздеться перед публикой преподавали наравне с науками в специальных школах, самая крупная из которых находилась в Коринфе. Древних греков не заботило, нравственно ли ведут себя раздевающиеся в танце гетеры или нет. Нравственно было все, что красиво.

При помощи танца жрица должна была довести зрителей-мужчин до сексуального экстаза. Полученное таким образом семя приносили в жертву богине любви. При этом зрители не могли ни прикасаться к танцовщице, ни даже двигаться с места.

Самая известная гетера Греции Фрина стала первой женщиной, представшей перед судом за публичное обнажение. Раз в год, на празднествах в честь Посейдона и Афродиты, Фрина выходила из своего жилища, сбрасывала одежду на ступеньках храма и, прикрывая наготу роскошными длинными черными волосами, шла к морю. После ритуального купания она ложилась на песок и позволяла любоваться собой всем желающим.

Один из тщеславных почитателей Фрины, отвергнутый ею, написал жалобу в городской суд. Фрину обвинили в развращении нравов горожан, что каралось смертью. Когда обвинитель уже заканчивал свою речь, защитник Фрины Гиперид подвел куртизанку к барьеру и сорвал с нее одежду. Этот аргумент решил дело: Фрину оправдали во имя красоты и гармонии.

Византия охотно перенимала обычаи, развлечения и зрелища и у Греции, и у стран Востока. Обряды христианской религии обходились без эротических танцев, зато пиры - никогда. Знаменитая византийская императрица Феодора (500-548 гг.), супруга Юстиниана Великого, по утверждению историка Прокопия, до принятия трона была циркачкой и «развлекала толпу обнажением и развратными жестами». Зеленоглазая бестия Феодора появлялась на арене только в шелковом шарфе, завязанном спереди наподобие пояса, и сетовала, что ей не позволяют выступать совсем обнаженной. Ей доставляло удовольствие идти наперекор общественному вкусу. Например, темные волосы считались в Византии признаком порядочности и домовитости, а коллекция будущей императрицы насчитывала несколько десятков искусственных париков всех оттенков. На пирах она красовалась с голубыми локонами, присыпанными золотой пудрой.

В Индии танец с раздеванием также был частью религиозного культа. Небесные танцовщицы-апсары в индийской мифологии были женами богов. Их скульптурные изображения соседствуют в индуистских храмах с эротическими барельефами из Камасутры. Земным воплощением апсар считались танцовщицы-девадаси, пляски которых рассказывали о любовных встречах богов с земными женщинами.

Девадаси жили при самых богатых и посещаемых храмах и не имели права выходить замуж. Родители сами посвящали своих дочерей богам. С пяти-шести лет девочки жили отдельно от семьи и обучались таинствам танца. Это занимало много времени: ведь каждый жест танцовщицы имел особый чувственный смысл. На церемонии посвящения в девадаси - символическом бракосочетании с богом - девушки должны были полностью раздеться. В некоторых храмах они даже подвергались ритуальной дефлорации. Чтобы преодолеть стыдливость юных «невест», жрецы использовали одурманивающие благовония.

Девадаси очень заботились о совершенстве своего тела. Чтобы грудь не теряла формы, девушки надевали на нее специальный легкий деревянный каркас из двух половинок, застегивающийся на спине. Он был украшен позолотой и бриллиантами и подчеркивал все прелести юного тела. Иногда девушки скидывали его и танцевали обнаженными до пояса. Но обычая полностью раздеваться во время танца у девадаси не было.

На смену вольностям поздней античности пришло суровое Средневековье. Нагое тело стало символом греха. Но чем строже становились нормы приличия, тем грубее делались нравы простого народа. Инквизиторы то и дело объявляли красивых развратниц ведьмами и сжигали их на костре, но даже эти ужасы не могли помешать жителям городов любоваться уличными танцами легкомысленных нагих грешниц.

Ренессанс, возвращаясь к обычаям античности, сделал раздевание под музыку неотъемлемой частью любого праздника. Даже пиршество при папском дворе легко могло перетечь в оргию со стриптизом. Его исполняли в основном продажные женщины, для которых главной целью танца было показать себя и привлечь клиентов. Вот что писал о куртизанках Возрождения их современник: «Прыгая и бегая, они поднимали юбки так высоко, что белые бедра были видны довольно-таки бесстыдным образом, а во время танца их круглая грудь выходила из корсажа на соблазн похотливого народа».

В результате в «женский переулок» тянулись и неоперившиеся юнцы, и почтенные отцы семейств. А потому в конце XVI века церковники объявили полный запрет на такие танцы и попытались выселить из городов женщин легкого поведения - куртизанок. На закате Ренессанса стриптиз стал нелегальным, официально запрещенным занятием. Но любой запрет можно было снять за деньги - так же, как и одежду. Поэтому полностью истребить танцы с раздеванием не удалось. В эту эпоху стриптиз окончательно перестал служить религии, став «деликатесом» для избранных.

Эпоха Просвещения ничего не изменила в отношении к стриптизу. Его по-прежнему считали неприличным. Только художники имели право любоваться обнаженным женским телом.

Тем не менее, в конце XIX века свобода нравов достигла в Европе такого уровня, что в городах Франции появилось множество увеселительных заведений-варьете, где девушки развлекали господ танцами. Правда, максимум, что дозволялось увидеть мужчинам - полоска обнаженной кожи между чулком и подвязкой.

И лишь сравнительно недавно, 11 февраля 1893 года, в парижском кабаре «Мулен Руж» некая Мона самовольно устроила «полноценный» стриптиз, за что была оштрафована на 100 франков.

Но это не помогло: летом того же года, во время традиционного бала студентов художественных училищ, две барышни, разгоряченные праздником и шампанским, взобрались на стол и под звуки музыки медленно разделись донага. История сохранила их имена: Манон Лавиль и Сара Браун. Обе подрабатывали натурщицами у знакомых художников и скульпторов. Против участников того бала полиция Парижа завела уголовное дело, а некоторых из них приговорили к крупным денежным штрафам. Подобные санкции вызвали волну протестов среди французских студентов, и даже уличные беспорядки. Один из защитников свободы раздевания погиб во время стычки с полицией. Словом, страсти разгорелись нешуточные. В итоге верх одержали студенты: табу на стриптиз было снято.

После Первой мировой войны танец «томительного обнажения», как его тогда называли, стал очень популярен в европейских странах. Он воспринимался уже не как непристойность, а как искусство.

Таким образом, танец с раздеванием из таинственного ритуала сегодня превратился в зрелище, доступное для всех. Получить или даровать удовольствие, исполняя эротический танец, сегодня могут и женщины, и мужчины.